К 50-летнему юбилею Римского клуба его сопредседатели Эрнст Вайцзеккер и Андерс Вийкман вместе с 35 другими специалистами выпустили большой юбилейный доклад, посвященный текущему кризисному состоянию нашей планеты и способам преодоления этого кризиса. Констатация бедственного положения и тенденций к его ухудшению уже почти стали нормой для научных и публицистических работ в области экологии, но данный доклад привлек наше внимание тем, что его авторы открыто и прямо называют современную социально-экономическую систему основной причиной продолжающегося разрушения человеческой среды обитания, а также недостаточности предпринимаемых по этому поводу мер. Поэтому мы решили перевести несколько отрывков из этого доклада, снабдив их своими комментариями.

Капитализм, недальновидность и разрушение планеты

Предисловие

За все время, прошедшее с момента основания Римского клуба в 1968 году, было подготовлено более 40 докладов. Первый из них, Пределы роста, принес всемирную известность как самому Римскому клубу, так и его авторам. Эта книга встряхнула мир, до той поры не замечавший долговременные последствия продолжающегося роста того, что мы сейчас называем «экологическим отпечатком» человечества. Аурелио Печчеи, основатель и тогдашний президент клуба, посчитал необходимым заняться набором проблем, стоящих перед народами всего мира. С огромным удивлением он узнал из «Пределов», что все эти проблемы можно отследить до одного общего истока - стремлению человечества к бесконечному росту на конечной планете. Основным посылом смелой команды молодых ученых из Масачуссетского технологического института было то, что если этот рост продолжится безудержно и такими же темпами, истощение ресурсов и накопление загрязнений приведут в конечном итоге к коллапсу всей мировой системы.

Разумеется, современные компьютерные модели куда более совершенны, чем модель World3, использованная командой Медоуза в 1972 году. Ею не были приняты во внимание некоторые аспекты экономического роста, имевшего место за последние полвека - например, инновации. Но основное содержание «Пределов роста» так же актуально сейчас, как и в 1972 году. Современный мир стоит перед лицом множества угроз, которые были предсказаны еще в 1970-х: изменение климата, истощение плодородных почв, массовое вымирание видов. Кроме того, социальная ситуация на планете остается крайне неудовлетворительной: почти четыре миллиарда человек вынуждены жить в весьма шатких экономических условиях, или под постоянной угрозой природных катаклизмов и войн. Новые подсчеты предупреждают, что более 50 миллионов человек ежегодно будут вынуждены покинуть свои дома и эмигрировать - но куда им идти? В 2017 году по всему миру уже насчитывалось более 60 миллионов беженцев!

Вместе с тем, современное общество накопило такой объем экономических богатств, научных знаний и технологических возможностей, который способен обеспечить и осуществить большинство рекомендаций по созданию устойчивого мира, перечисленных в «Пределах роста».

Капитализм ведет нас в неверном направлении

Мир снова находится в критической ситуации. Мы видим необходимость смелых начинаний. Однако, на этот раз мы считаем особенно важным взглянуть на идеологически-философские корни современного состояния мира. Мы должны подвернуть сомнению легитимность этики материалистического эгоизма, которая в настоящий момент является наиболее доминирующей силой в мире, и мы приветствуем призыв Папы Римского Франциска заняться глубоким кризисом ценностей, который был определен Римским клубом в качестве основополагающей проблемы еще много лет назад. Мы считаем, что пришло время новой эпохи Просвещения, или иных способов изменения господствующих сегодня шаблонов мышления и поведения, которые рассматривают мир лишь с точки зрения краткосрочной выгоды.

Капитализм в своем нынешнем виде, сосредоточенный на максимизации краткосрочной прибыли, ведет нас в неверном направлении - ко все более нестабильному климату и деградирующим экосистемам. Несмотря на все научные знания, имеющиеся у нас сегодня, мы будто бы неспособны изменить наш курс, ведущий планету Земля к гибели.

Вступление - мир в замешательстве

Мы все видим, что мир находится в кризисе. Наука сообщает нам, что почти половина поверхностных почв на Земле была истощена за последние полтора столетия, почти 90% рыбных запасов либо истощены, либо истощаются, стабильность климата находится под угрозой, и Земля переживает сейчас шестой в своей истории период массового вымирания.

Пожалуй, наиболее точным описанием текущей ситуации с окружающей средой является опубликованный в 2012 году «Императив к действию», подписанный всеми получателями Blue Planet Prize до 2012 года. Его основной постулат гласит: «Человеческая способность действовать колоссально обогнала способность понимать. В результате, цивилизации грозит идеальный шторм из проблем, вызванный перенаселением, сверхпотреблением богатых, использованием экологически вредных технологий и социальным неравенством». А также:

Быстро ухудшающаяся экологическая ситуация едва осознается глобальным обществом, зараженным иррациональной идеей того, что физическая экономика может расти до бесконечности.

Этот кризис не циклический, а усугубляющийся, и он не ограничивается окружающей нас средой. Это также социальный, политический и культурный кризис, кризис морали, равно как и кризис демократии, идеологии и всей капиталистической системы. Частью его является все углубляющаяся бедность во многих странах и потеря рабочих мест для существенной части населения по всему миру. Миллиарды людей больше не доверяют своим правительствам.

Вооруженные конфликты за воду - уже привычное дело для Африки

С географической точки зрения, симптомы этого кризиса можно найти по всему миру. «Арабская весна» на Ближнем Востоке повлекла за собой серию гражданских войн, серьезных нарушений прав человека и миллионы беженцев. Ситуация в Эритрее, Южном Судане, Сомали, Йемене или Гондурасе не сильно лучше. Венесуэла и Аргентина, когда-то одни из богатейших стран своего региона, сталкиваются с огромными экономическими трудностями, а соседняя Бразилия в последние годы испытывает глубокую рецессию и политическую нестабильность. Россия и многие восточноевропейские страны до сих пор пытаются справиться с крупными экономическими и политическими проблемами после крушения коммунистического блока. Япония не может преодолеть длящийся более десяти лет подряд застой и последствия цунами 2011 года, вызвавшего ядерную катастрофу. Временный динамичный экономический рост некоторых африканских стран прекратился, отчасти из-за того, что рухнули цены на минеральное сырье, а отчасти из-за серии необычных засух. Борьба за земли поразила существенную часть Африки, вызывая вынужденное переселение миллионов людей и связанные с этими беженцами проблемы как внутри этих стран, так и за рубежом.

Правительства в своих ответных мерах были сосредоточены, в худших случаях, на поддержании своего собственного политического имиджа, а в лучших - на попытках лечить симптомы кризиса, а не его причины. Проблема в том, что политические элиты во всем мире находятся под сильным влиянием инвесторов и мощных частных компаний Несмотря на всю смелость подобного признания, следует указать, что такая ситуация существовала в течение всей истории государства. . Это наглядно демонстрирует, что нынешний кризис является также кризисом глобального капитализма. С 1980-х годов капитализм перешел от стимуляции экономического развития стран, регионов и всего мира к максимизации прибыли, а затем во многом и к созданию новой прибыли посредством спекуляции. Тот вид капитализма, который был сначала выпущен на свободу в англосаксонских странах в 80-х годах, а в 90-е распространился по всему миру, в первую очередь является финансовым капитализмом, который был поддержан крайним дерегулированием и либерализацией экономики. Термин «акционерная стоимость» долгое время не сходил со страниц газет, словно какое-то новое откровение и путеводная нить для любой экономической политики. На деле же это свело интересы бизнеса к увеличению краткосрочной прибыли, часто за счет социальной и экологической сфер. Миф об акционерной стоимости был весьма эффективно опровергнут в недавней книге Линн Стаут.

Пределы роста - до сих пор ли они актуальны?

По части исчерпания природных ресурсов, картина получается смешанная. Возобновляемые ресурсы обычно эксплуатируются чрезмерно интенсивно, как в случае с рыбными запасами, грунтовыми водами и лесами, к чему добавляется общая деградация экосистем и загрязнение среды. С невозобновляемыми ресурсами все сложнее. Некоторым видам сырья - к примеру, железной руде - исчерпание пока вообще не грозит, в то время как другим - как ряду цветных металлов и фосфору - оно угрожает вполне явно. Наиболее распространенная проблема в области добычи невозобновляемых ресурсов заключается в том, что когда наиболее богатые месторождения вырабатываются целиком, дальнейшая добыча из менее богатых требует все больше и больше энергозатрат и генерирует все больше и больше загрязнений.

Несмотря на все недостатки компьютерной модели World3, экономистам никогда не следовало отметать ее предупреждения целиком. Их понимание того, как функционирует наш мир, было и остается ограниченным. Для них нет никакой разницы между финансовым и промышленным капиталом с одной стороны и природными ресурсами с другой, они будто бы абсолютно взаимозаменяемы. «Покуда прирастает финансовый капитал, все в порядке» - считают они. Но мы не можем есть деньги, и нельзя будет просто взять и превратить деньги в орангутанов, чистую воду или стабильный климат, когда деградация среды и ее загрязненность зайдут слишком далеко.

Продовольственная безопасность была в центре внимания во всех обществах с тех пор, как человечество осело и начало выращивать свою еду, вместо того, чтобы полагаться на охоту и собирательство. Благодаря человеческой изобретательности, общество перешло от ситуации, когда оно было вынуждено жить от урожая до урожая, балансируя в шаге от голода и зачастую скатываясь в него из-за погоды, вредителей и других природных катастроф, к ситуации, когда оно может позволить себе неслыханный уровень излишков и отбросов.

В то время, как почти 800 миллионов людей на Земле все еще страдают от голода, около 2 миллиардов подвержены лишнему весу или ожирению, а еще 300 миллионов страдают от диабета 2 типа - и все из-за недостаточного качества и разнообразия современной пищи и привычек потребления как в развитых, так и в развивающихся странах. Хотя современное сельское хозяйство и дает нам эти неслыханные излишки, оно также угрожает нашей почве, воде, биоразнообразию, а по сути и всем экосистемам и их жизненно важным экологическим услугам, равно как и глобальному климату.

Торговля против окружающей среды

Логика торговли сильно отличается от логики защиты окружающей среды или прав потребителей. Интересы свободной торговли, продвигаемые в первую очередь транснациональными корпорациями, направлены на расширение производства и потребления, приоритет рынков над всем прочим и рост частного предпринимательства. В них не входят вопросы общественного блага, кроме тех, что касаются обеспечения людей дешевыми потребительскими товарами. Они заменяют «правила для компаний правилами для государств, и правила, которые защищают потребителей и окружающую среду, правилами, которые защищают и помогают торговцам и инвесторам».

Почти по определению, свобода торговли помогает сильным и вредит слабым. Как сказал покойный уругвайский журналист Эдуардо Галеано:

Международное разделение труда состоит в том, что некоторые страны специализируются на выигрыше, а остальные - на проигрыше.

Хотя официальная экономическая доктрина и провозглашает, что торговля всегда идет на пользу обеим сторонам, в реальности все куда менее однозначно, и далеко не только в отношениях между странами. В выигрывающих странах всегда есть те, кто проигрывает от нее, а в проигрывающих - те, кто выигрывает. Великобритания уже долгое время отстаивает свободу торговли на государственном уровне, и ее столица Лондон очень сильно от нее выиграла. Но проигравшие от свободы торговли жители традиционных промышленных регионов Британии решили исход голосования за выход из ЕС, посчитав виновниками своего положения не глобальные финансовые рынки или свое собственное правительство, а ЕС и свободное перемещение мигрантов в нем.

Несмотря на успех Китая и «азиатских тигров», во многих развивающихся странах, особенно в Африке и Карибском бассейне, местные фермеры и фабрики оказались разорены потоком дешевого импорта. Это особенно касается сельского хозяйства, так как США и Европа продолжают субсидировать экспорт своей сельскохозяйственной продукции.

Цели устойчивого развития - принять просто, сложно исполнить

Необходимо учесть, что для развивающихся стран конфликт между экологическими и социальными целями нередко приглушается. Развивающийся мир часто вспоминает лозунг, озвученный покойной премьер-министром Индии Индирой Ганди на первом экологическом саммите ООН в Стокгольме в 1972 году: «бедность - самый большой загрязнитель». В то время данное утверждение могло претендовать на истинность. Экологические проблемы в основном носили характер местного загрязнения, и очевидным ответом на них был более жесткий контроль, который могли себе позволить лишь богатые страны. Проблема в том, что в наше время более уместным был бы другой лозунг - «богатство - самый большой источник загрязнений», поскольку

Выбросы парниковых газов, потребление ресурсов и землепользование, уничтожающее почву и среду обитания, являются неотъемлемыми спутниками богатства

Это явно показывает недавний доклад Чанселя и Пикетти, который посвящен отслеживанию глобального неравенства в выбросах углерода за 1998-2013 годы. Он демонстрирует, что на три миллиона богатейших американцев (верхние 1%) в среднем приходится 318 тонн углеродных выбросов на человека в год, в то время как средняя величина по миру составляет лишь около 6 тонн! Таким образом, богатый американец загрязняет окружающую среду в 50 раз больше, чем среднестатистический житель планеты, не говоря уже о бедняках.

Доля выбросов на группу населения по данным Oxfam

Часто говорится, что нет смысла возмущаться роскошной жизнью богатых, поскольку их так ничтожно мало. Но данные Пикетти рисуют совсем другую картину. На 1% богатейших американцев приходится около 2,5% мировых выбросов парниковых газов. Если взять богатейшие 10% домохозяйств мира, на их долю будет приходиться более 45% всех выбросов. Так что для более эффективного спасения ситуации нужно менять привычки не бедных, а богатых.

До тех пор, пока «богатство остается наибольшим источником загрязнений», упомянутые выше компромиссы между социально-экономическими и экологическими целями программы будут существовать и в конечном итоге обесценят и уничтожат весь успех, достигнутый социально-экономической ее частью.

Разумеется, было бы нечестно критиковать социально-экономические цели программы, которые были сформулированы в основном развивающимися странами, не обращая внимания и не критикуя сверхпотребление богатых. Даже если большая часть урона окружающей среде в наше время имеет место в развивающихся странах, это часто происходит в контексте добычи сырья или производства, продукты которого в конечном итоге служат состоятельным людям. Развитые страны просто экспортируют экологический ущерб, необходимый для обеспечения их потребления - около 30% всех угроз биологическим видам, к примеру, непосредственно связаны с международной торговлей.

Первая глава данной работы, как и она вся, была написана через 45 лет после публикации «Пределов роста» и через 25 лет после «Саммита Земли» 1992 года в Рио-де-Жанейро. Нужно пересмотреть итоги этого саммита. Почему мир до сих пор не вышел на путь устойчивого развития после 25 лет попыток?

Хоуз и его команда сделали обзор 94 исследований на тему неудачи мер, направленных на переход к устойчивому развитию, на каждом континенте. Они включают в себя работы, посвященные разбору отдельных случаев как в развитых, так и в развивающихся странах, а масштаб охватывает инициативы от международных до местных. Согласно их выводам, с 1970 года индекс биоразнообразия упал более чем на 50%, а человеческая нагрузка на окружающую среду возросла до такой степени, что для устойчивого потребления на таком уровне понадобилось бы 1,6 таких планет, как Земля. Ежегодные выбросы парниковых газов почти удвоились, а также было потеряно более 48% тропических и субтропических лесов.

Авторы нашли три распространенных типа причин, по которым эти меры терпят неудачу: экономический, политический и коммуникативный. Деятельность, наносящая урон окружающей среде, обычно весьма прибыльна, правительства неспособны или не желают принимать необходимые политические решения, а провал по части коммуникации затрудняет объяснение необходимости защиты природы местным сообществам, что приводит к сопротивлению этим мерам на местах. Это происходит по всему миру, как на севере, так и на юге Здесь имеется в виду популярное в социально-экономической географии разделение на «глобальный север» и «глобальный юг», поскольку так исторически сложилось, что все «развитые» страны находятся в Северном полушарии, а «развивающиеся» страны располагаются в основном к югу от них .

Касательно возможных путей решения проблемы, докторр Хоуз предлагает правительствам предоставлять финансовую поддержку экологически эффективному производству, давая отраслям, которые наносят больше всего ущерба, реалистичные поэтапные планы по переходу к нему. Нужно убедить лидеров бизнеса во всех отраслях в том, что деградация окружающей среды это серьезная угроза, а устойчивое развитие вполне реально.

Это хороший обзор ситуации, но он слишком беззубый. Провал правительственных мер вызван вовсе не тупостью правительств, а тем, что они проиграют следующие выборы в том случае, если они будут честно внедрять и популяризовать эти меры. А бизнесмены очень скоро разорились бы, если бы отказались от того, что приносит им прибыль. Почти все стороны в этом конфликте просто следуют реалистичным представлениям о своих собственных интересах.

Как капитализм сделался самонадеянным

Советская идеология утверждала, что капитализм ведет к обнищанию масс, а значит, при необходимости его можно и нужно свергнуть вооруженным путем. Осознав опасную притягательность этой идеи, Запад принялся активно демонстрировать, что свободная и демократическая рыночная экономика на самом деле может быть более привлекательна для широких масс, если только она будет заботиться о благосостоянии бедных и нуждающихся людей. Это было важнейшим мотивом для формирования того, что стало потом известным как «государство всеобщего благосостояния» и «социальной рыночной экономикой» Интересно видеть признание этого факта, о котором мы упоминали в статье про революции, со стороны западных ученых, среди которых об этом говорить обычно не принято. .

Все западные страны внедрили у себя перераспределительные налоговые системы, с налогами на сверхприбыль для богатых, доходящими до 90%, даже в США. Щедрые кредиты по плану Маршалла стимулировали небывалое послевоенное восстановление Европы и Японии. Разделенные Корея и Германия стали экспериментальными площадками, призванными проверить, что лучше для людей - коммунизм На Западе принято называть строй социалистических стран советского образца «коммунизмом», из пропагандистского стремления опорочить всю затею, объявив первые шаги конечным результатом. На деле же, конечно, никакого коммунизма нигде и никогда еще построено не было. или свободная и социально ориентированная рыночная экономика. Западная стратегия привела к успеху. 40 лет идеологической войны закончились победой Запада. Коммунизм рухнул, и Фрэнсис Фукуяма провозгласил в 1989 году «конец истории».

Под этим термином подразумевалось широко распространившееся тогда убеждение в том, что свободная, демократическая рыночная экономика не просто победила одного конкретного противника - советский коммунизм - но вообще является наилучшей из возможных систем.

Проблема заключается в том, что в полном соответствии с фундаментальными принципами конкуренции, изложенными в рыночной теории, отсутствие соперничающей системы сделало победившую сторону чересчур самоуверенной.

Как писал в 2003 году немецкий экономист Ганс Вернер Зинн, старое состязание систем (капитализма и коммунизма) происходило при закрытых границах. Глобализация породила новый тип состязания систем, движимый трансграничной мобильностью факторов производства, особенно капитала. Этот новый тип соперничества, как он дальновидно отметил, «скорее всего приведет к разрушению европейского государства всеобщего благосостояния и породит гонку ко дну, в том смысле, что капитал не будет оплачивать даже ту инфраструктуру, которой он пользуется, а национальные системы регулирования будут разрушаться. В целом, он будет страдать от тех же самых рыночных кризисов, которые в свое время и вызвали к жизни это государственное регулирование».

Провал рыночной доктрины

С 1989 года также берет начало период истории, в котором финансовый сектор охватил своим влиянием всю мировую экономику. До крушения коммунизма наиболее влиятельными субъектами со стороны частного бизнеса были крупные корпорации в сфере промышленного производства, добычи ископаемых и обслуживания, а также крупнейшие банки и страховые компании. Но к 2011 году 45 из 50 крупнейших транснациональных корпораций уже не производили никаких товаров или услуг, а являлись чисто финансовыми организациями.

Один из финансовых центров мира, Нью-Йоркская фондовая биржа на Уолл-Стрит

Постепенно, финансовые корпорации стали крупнейшими акционерами и настоящими хозяевами производящих компаний. Акционерная стоимость и доходность от инвестиций стали излюбленными терминами в мире бизнеса. Крупные инвесторы стали давать директорам промышленных и обслуживающих компаний инструкции касательно минимальной доходности капитала, которую они должны были поддерживать любой ценой. Как правило, основной целью, которой все подчинялось, оказывался краткосрочный ежеквартальный отчет.

Быть может, подобное перераспределение власти от государств к корпорациям, а от них к собственникам капитала, и было бы терпимым, если бы вся эта система хотя бы отчасти выполняла свои обещания «поднять все лодки» Здесь имеется в виду популярный у сторонников рынка афоризм «прилив поднимает все лодки», согласно которому общее увеличение богатства системы так или иначе приведет к увеличению благосостояния всех людей в ней. и обеспечить процветание для всех. Но, как пишут Грэми Макстон и Йорген Рандерс, современный капитализм на самом деле ухудшает положение еще больше, как для окружающей среды, так и для людей.

Макстон и Рандерс перечисляют огромное количество опасных кризисов: изменение климата, загрязнение (в особенности океанов), истощение ресурсов и потерю биоразнообразия, бедность, неравенство и социальное напряжение, а также безработицу, особенно среди молодежи. Гражданские, религиозные и территориальные конфликты также учащаются, равно как и терроризм, отчасти как результат этих всеобщих проблем. Эти многочисленные кризисы вызывают огромные потоки беженцев. Наконец, геополитическая напряженность тоже растет. Многие войны в последние десятилетия развязывались ради получения доступа к ресурсам, необходимым для поддержания экономического роста, особенно к нефти и воде. По иронии судьбы, эти войны одновременно отвлекают внимание от социальных и экологических проблем и усугубляют их. Большинство мигрантов в Азии, а также с Ближнего Востока и Северной Африки, бегут из территорий, охваченных конфликтами и терзаемых нищетой и истощением ресурсов.

В основе того урона, который человечество наносит планете, лежит крайняя приверженность свободному рынку. «Современная экономическая система требует постоянного прироста в потоке сырья, и... согласно этому мышлению, океаны, лесные экосистемы и полярный лед не имеют никакой экономической ценности кроме тех ресурсов, которые можно из них извлечь - цена нанесенного им урона обычно полностью игнорируется». Этот взгляд разделяет широкий круг аналитиков и экспертов. Ян Зиглер пишет, что многие наши нынешние проблемы в основном вызваны неограниченным капитализмом.

Даже мейнстримные экономисты начинают приходить к выводу, что рынок не делает ничего, чтобы уменьшить неравенство среди людей - скорее наоборот. Один из наиболее известных экономистов, разделяющих эту точку зрения - Йозеф Стиглиц, нобелевский лауреат в области экономики и новый член Римского клуба. Томас Пикетти не так давно опубликовал глубокий исторический анализ функционирования капитализма, который наглядно показывает, что под непосредственной властью капитала уменьшения нищеты не происходило и не произойдет.

Еще одним недостатком либерализации финансовых потоков, которая является неотъемлемой частью свободной торговли, являются те механизмы, которые были выстроены крупными корпорациями для уклонения от налогов. В 2016 году публике стало официально известно, что Панама, лишь одна из многих стран, которые промышляют подобными вещами на протяжении последних десятилетий, оказала огромную помощь корпорациям и богатым индивидам по сокрытию их доходов от национальных налоговых служб. Оценки объемов денег, которые спрятаны в оффшорах типа Британских Виргинских островов, Кайманских островов и прочих подобных юрисдикций по всему миру, колеблются от 21 до 32 триллионов долларов. Эти схемы укрепляют могущество финансового сектора и перекачивают еще больше богатства в карманы тех, кто в большинстве случаев и без того уже неприлично богат.

Несмотря на вызов со стороны растущего протекционизма, доктрина свободной торговли и свободного рынка по-прежнему доминирует в мире, и международные финансисты, которым она содействует, по-прежнему контролируют большую часть глобальной экономики. Однако,

С точки зрения интересов планеты и подавляющего большинства ее жителей, эта доктрина подводит нас всех.


Послесловие редакции

К несчастью, не весь доклад может похвастаться той смелостью мысли, которая звучит в первых двух его частях. Третья часть, в которой авторы предлагают пути решения проблемы, гораздо менее убедительна, поскольку вынуждена оставаться в рамках дозволенного, т.е. не подвергать сомнению основы существующего классового общества и рамки либеральной демократии. В результате, за спасением обращаются к Папе Римскому, восточной философии, долгой работе по просвещению масс и особенно правящей элиты. Действенность всех этих мер ставится под сомнение предыдущими двумя частями этого же текста, в которых достаточно последовательно излагается, как фундаментальные принципы современной социально-экономической системы порождают этот кризис и не дают ликвидировать его без серьезного переустройства всего общества.

Как и в случае со вторым предупреждением ученых человечеству, которое мы переводили и публиковали ранее, весьма наивно думать, что правящий класс собственников, чьим основным интересом является поддержание своего привилегированного положения за счет всех остальных, согласится пожертвовать им во имя спасения будущего человечества. Наивно надеяться и на то, что либеральная политическая система, основной смысл которой заключается в удобном управлении государством в интересах правящего же класса, позволит народам даже «развитых» стран как-то всерьез ограничить аппетиты богатого меньшинства, толкающего всю планету к гибели.

Текст доклада на английском языке

Опубликовано: 2018.07.16
Власть и работа
Наша жизнь подчинена жёсткому ритму, принуждающему крутиться, как белка в колесе, чтобы просто выжить. Мы часто пеняем на плохие власти, которые не думают о народе, но в них ли дело? Сегодня мы поговорим о том, кто на самом деле заставляет нас так жить, какие цели преследует, и как это связано с нашей работой.
2018.09.07
Второе предупреждение ученых человечеству
В конце прошлого года более пятнадцати тысяч учёных поставили свои подписи под вторым по счету предупреждением человечеству о грозящем ему глобальном экологическом кризисе, подкрепленным современными данными. Представляем наш перевод данного публичного обращения, снабженный некоторыми собственными дополнениями и комментариями по этому вопросу.
2018.02.21
Кому выгодно? #18.01
Первый материал новой рубрики «Кому выгодно?»: конец «социального государства» Великобритании и почему Лондон - не Британия, как можно дважды заработать на смерти 71 человека, о роботах управляющих людьми во имя сверхдоходов Джефа Безоса, и о том как высшая власть России спешит спасать «честные заработки» российских олигархов.
2018.01.28
Динамическое планирование. Обзор
Экономика будущего, нацеленная на удовлетворение нужд большинства людей, потребует качественно новой системы управления производством и распределением. Данная статья посвящена краткому обзору того, как должна выглядеть такая система в общих чертах, почему мы считаем, что она возможна и необходима, и какие предпосылки к ее формированию и существованию можно обнаружить уже сейчас.
2017.12.31
Как рынок убивает антибиотики
О надвигающемся кризисе антибиотиков уже говорят открыто во многих странах мира. Усиливающаяся устойчивость болезнетворных бактерий вместе с недостаточными масштабами разработки новых лекарств грозят вернуть человечество на сто лет назад, в мир, где заболевания, которые сегодня кажутся несерьезными, могли привести к смертельному исходу. Но чем вызвана эта угроза, и почему, несмотря на постоянные разговоры о ней, успешные меры противодействия встречаются так редко? Мы провели обзор англоязычной прессы на эту тему, и оказалось, что ответ неожиданно прост: потому, что рыть себе могилу и игнорировать надвигающийся кризис нынешней экономической системе оказывается выгоднее.
2017.11.20
Россия и революция
Ровно сто лет назад в России произошло событие, повлиявшее на судьбы всего мира - совершилась Октябрьская социалистическая революция. В последние годы в России часто говорят о революции, как с высоких трибун, так и в узком кругу внесистемной оппозиции. Но что думает о революции сам народ России, возможна ли революция в ближайшее время, и что препятствует ей сегодня? Используя результаты социологических исследований, мы постарались ответить на эти и другие вопросы.
2017.11.07
Запрет TOR и VPN. Что делать?
Поправки к российскому закону «Об информации», вступающие в силу с 1 ноября 2017 года, поставят вне закона Tor и другие средствия анонимизации интернет-пользователя. Разбираемся, что это значит на деле, и как обойти блокировку средств, позволяющих обходить другие блокировки.
2017.10.23