Мы часто говорим, что выступаем от имени трудящегося большинства людей. Однако, послушав современные СМИ и разнообразных публицистов, вполне можно усомниться, существует ли это большинство вообще. Чтобы разобщить нас, убедить в собственном бессилии и ничтожестве, и затушевать наши общие интересы, нам постоянно рисуют картину «постидустриального» общества, в котором большая часть людей занята перекладыванием бумажек и болтовней, продажей друг другу произведенного в странах «Третьего мира» ширпотреба и гаджетов. Те же, кто занят созданием жизненно необходимых благ и поддержанием существования общества, изображаются меньшинством, которое благодаря технологическому прогрессу скоро и вовсе станет ненужным Характерно, что в рамках этого мифа о «безграничном прогрессе», когда рано или поздно можно будет автоматизировать любую работу, и человеку всю жизнь приходится бежать изо всех сил, осваивая новые и новые профессии, только чтобы оставаться на месте и не свалиться в маргинальную среду существующих на подачки безработных, единственные люди, которые избавлены от этой бесконечной гонки - это собственники. Таким образом, он непрямым образом признает, что привилегированное положение собственников продиктовано вовсе не их трудом или умениями, а просто общественным статусом - правом собственности..

Подобный образ «новой чистой постиндустриальной экономики», где большая часть людей занята обслуживанием друг друга или «креативной» работой, в противовес «старой грязной и тяжелой индустриальной», широко культивируется в «развитых» странах, хотя исследования мирового разделения труда показывают1, что на каждого такого креативного постиндустриального офисного работника в «развитой» стране приходится как минимум один вполне индустриальный трудяга в потогонках «Третьего мира», и без них эта система невозможна.

В России на этот образ накладывается опыт распада СССР и масштабного упадка и разорения промышленности, науки и сельского хозяйства. Сложилась устойчивая картина экономики как «трубы» с углеводородами, для функционирования которой действительно необходимы лишь те, кто занят в добыче энергоносителей, а остальные в целом не нужны и существуют сугубо в силу перераспределения нефтяных и газовых сверхдоходов правительством, коротая свои дни перепродажей закупленных на эти деньги импортных товаров.

Все это подтолкнуло нас выяснить, действительно ли мы, живущие своим трудом, создающие и поддерживающие в рабочем состоянии все блага общества, составляем большинство работающего населения России, и вообще - сколько нас, таких, в ней?

Россия - страна продавцов китайских чайников?

В самых разных кругах - от либеральных, до национал-патриотических и даже левых По традиции, идущей со времен Великой Французской революции, «левыми» называют движения и идеи, выступающие за равенство людей и их равноправие, против иерархической структуры общества, «правыми» же - выступающих за сохранение иерархической структуры, жесткого деления на классы и всевластия собственников производств, банков и других компаний, защищающих право элиты жить за чужой счет. - бытует убеждение, что большая часть работающего населения России занимается вовсе не производительным трудом, и вся страна, по сути, живет исключительно через перераспределение подачек с экспорта сырья, обеспечением которого занято относительно небольшое число людей. Начиная с либералов, провозглашающих наступление «постиндустриальной» экономики2, и до леваков, сетующих на исчезновение рабочего класса3, многие публичные деятели и мыслители воспринимают это утверждение как данность4.

Мы решили хотя бы в первом приближении проверить на практике этот популярный стереотип о том, что со времен распада СССР и масштабной деиндустриализации большая часть населения РФ занимается «перепродажей друг другу китайских чайников», или, говоря нашими терминами, непроизводительным трудом, а то и вовсе социальным паразитизмом.

Чтобы не возникало разночтений, необходимо для начала дать базовые определения, от которых мы в дальнейшем будем отталкиваться.

Производительный труд – труд, связанный с реальным производством и обеспечением функционирования экономики и общества. Сложность современного производства уже не позволяет, как раньше, называть производительным трудом лишь труд работников промышленности и сельского хозяйства, непосредственно занимающихся изготовлением товаров. К нему следует причислить труд работников транспорта и связи, без которых никакое реальное производство не было бы возможным, а также коммунального хозяйства, производства и распределения электроэнергии, воды и прочих необходимых ресурсов. Также производительным трудом в нематериальной сфере де-факто является труд в области здравоохранения и образования, поскольку он есть ничто иное, как воспроизводство рабочей силы. Производительным трудом в современной экономике можно назвать и труд в сфере естественных наук5.

Непроизводительный труд – трудовая деятельность, не связанная со всем вышеперечисленным, но не являющаяся однозначным паразитизмом, например, работа на низовых должностях в торговле и государственном управлении, в некоторых областях гуманитарных наук и культуры.

Социальный паразитизм – трудовая и нетрудовая деятельность, которую мы считаем однозначно вредным порождением классовой структуры общества и рыночной экономики: деятельность в области финансов, охраны собственности и существующих порядков Разумеется, новое общество не сможет совсем обойтись без какого-либо силового аппарата, однако, его численность и структура будет принципиально иной, нежели современные миллионы полицейских, росгвардейцев, сотрудников ФСБ, ФСО и прочих спецслужб. , операций с недвижимостью. Также в эту категорию входят люди, живущие доходами от ренты Например, сдающие доставшуюся в наследство от бабушки квартиру, а то и несколько., сами собственники средств производства и люди, непосредственно обслуживающие их интересы: высшие чиновники, известные деятели культуры и религии Типа Михалкова или Говорухина, для той элитной группировки, что сейчас находится «у руля», и Макаревича или Улицкой - для той, которую слегка потеснили у кормушки., разнообразные маркетологи, политологи и юристы. Сюда же можно отнести профессиональных спортсменов, криминалитет и так далее. Хотя очень многие из этих людей уверены в собственной незаменимости, мы их таковыми не считаем. Производительный труд существует потому, что так или иначе связан с удовлетворением нужд людей или технологическими процессами, на это направленными. Профессиональные социальные паразиты же обязаны своим положением и своей «необходимостью» исключительно классовой структуре общества и рыночной экономической системе, без которых их привилегированное положение теряет всякий смысл.

В качестве источников мы вынуждены пользоваться в основном данными Государственного комитета статистики РФ (Росстата), преимущественно за 2013 и 2016 годы6.

Что же говорят нам реальные данные статистики?

Росстат пользуется официальными определителями ОКДП (Общероссийский классификатор деятельности, продукции и услуг), ОКВЭД (Общероссийский классификатор видов экономической деятельности) и ОКЗ (Общероссийский классификатор занятий) для составления своих статистических выкладок. Следует иметь в виду, что эти классификаторы подчас весьма странные и отражают действительность не в самом полезном для нас ключе. Поэтому, во время подготовки данной работы пришлось встать на сторону осторожности и местами не учитывать «сомнительные» категории в качестве производительных, хотя люди, занимающиеся производительным трудом, там безусловно есть. То есть, имеющиеся данные являются скорее нижней планкой, нежели оптимистическими ожиданиями или реальной картиной, получить которую очень сложно.

Итак, согласно данным Росстата всего в 2013 году в российской экономике было занято 71,3 миллиона человек: чуть меньше половины всего населения в 143 миллиона человек на тот момент7. Остальное составляют дети, учащиеся, пенсионеры, инвалиды и безработные, что в целом нормально для страны уровня РФ. В СССР, кстати, наблюдалась такая же пропорция – около 49% экономически активных граждан, при условии, что безработных там официально не существовало, хотя были люди, занятые исключительно ведением домашнего хозяйства8.

Если посмотреть на распределение экономически активного населения по видам деятельности, можно выделить те категории, которые в первом приближении признаются производительным трудом:

  • сельское, лесное и охотничье хозяйство
  • рыбоводство и рыболовство
  • добыча полезных ископаемых
  • обрабатывающие производства
  • производство и распределение электроэнергии, газа и воды
  • строительство
  • транспорт и связь
  • образование
  • здравоохранение и предоставление социальных услуг

Всего в этих видах деятельности числится 43,7 миллионов человек – 61% от всего числа занятых в экономике, причем наибольшей из этих категорий являются обрабатывающие производства, где работают 10,5 млн. человек9. Однако, эта цифра включает в себя как собственно работников предприятий, занимающихся производительным трудом, так и их руководителей и менеджерский состав, а также огромное количество паразитов из разнообразных центральных аппаратов крупных корпораций. Но сами по себе эти цифры уже дают однозначный ответ на поставленный вопрос:

Большая часть работающего населения России не занимается бесполезной продажей друг другу китайских чайников

Тем не менее, можно понять, откуда происходит этот миф - категория «оптовая и розничная торговля», в которую также прихотью Росстата входит оказание мелких ремонтных услуг - ремонт автомобилей, бытовых приборов и прочего - действительно является самой большой из всех этих общих категорий, в ней занято примерно 16% всего работающего населения10.

Сколько же нас в России?

Итак, мы установили, что большая часть трудящегося населения России не занимается продажей китайских чайников, не служит в охране, не перекладывает бумажки в банках и риэлторских конторах и не обслуживает «хозяев жизни» в казино и ресторанах. Но сколько среди этих 61% действительно трудящихся, а сколько собственников, топ-менеджеров, корпоративных бюрократов и прочих паразитов? Это сложный вопрос, но мы можем попробовать определить примерную цифру по косвенным признакам, благо таких масса.

Например, Росстат делает выкладки с разделением работников не только по видам деятельности, но и по статусу и отношению к производству: работает ли человек по найму или нет, и работает ли в организации со статусом юридического лица, или на себя или индивидуального предпринимателя. Самозанятые фермер или слесарь не являются, конечно, паразитами, но и к наемным работникам они не принадлежат. Мелкий непроизводительный труд также очень часто сосредоточен в мелких же организациях без образования юридического лица (например, разнообразные ларьки, киоски и прочие мелкие магазины). Таким образом, если мы возьмем только людей, работающих по найму, и только людей, работающих в предприятиях со статусом юридического лица, мы немного приблизимся к нужным нам данным.

На 2013 год по данным Росстата в уже обозначенных нами производительных видах деятельности в организациях со статусом юридического лица работало 36,9 млн. человек, то есть, 52% всего экономически активного населения и 85% работников интересующих нас категорий11. Как мы видим, цифра заметно просела, за счет исключения более чем половины работников сельского хозяйства, которые часто бывают самозанятыми или работают по найму в предприятиях без образования юридического лица, в то время, как в остальных видах деятельности цифры различаются незначительно.

Работающих по найму из 43,7 млн. человек, занятых в интересующих нас отраслях, на 2013 год было 40,4 млн., то есть 57% от общего количества трудящихся в стране, или 92,5% работников этих отраслей12. При этом наибольшая разница, как и в предыдущем случае, приходится на сельское хозяйство – на этот раз чуть меньше половины. Из этого напрашивается вывод, что в сельском хозяйстве существенное число самозанятых То есть, людей, формально работающих «на самих себя», не нанимаясь к кому-то еще и не нанимая кого-то на работу к себе: например, мелкий фермер, таксист на собственной машине, автослесарь со своей мастерской и так далее. но разница между этими двумя категориями (работающими на предприятиях без статуса юридического лица и работающими не по найму) говорит нам, что в России насчитывается около полумиллиона работников сельского хозяйства, трудящихся на мелких предприятиях, скорее всего у самозанятых фермеров. Легко увидеть, что аномально высокое количество мелких собственников и самозанятых в сельском хозяйстве сильно перекашивает статистику в целом, но даже если просто взять эту цифру в 92,5% как общую пропорцию наемных работников и собственников, и применить ее к 85% работающих на предприятиях со статусом юридического лица, мы получим 34,1 миллиона человек, или 47,8% всех трудящихся России. Конечно, можно было бы просто исключить сельское хозяйство и посчитать его отдельно, и тогда пропорция в остальных отраслях будет куда выше, а значит в искомую категорию попадет куда больше.

Наконец, если мы возьмем данные по ОКЗ, Общероссийскому классификатору занятий, мы увидим, что там есть категории занятий, прямо подходящие под наши определения, от которых не отвертится ни один левый активист или либеральный теоретик. Это:

  • Квалифицированные работники сельского, лесного, охотничьего хозяйств, рыбоводства и рыболовства
  • Квалифицированные рабочие промышленных предприятий, строительства, транспорта, связи, геологии и разведки недр
  • Операторы, аппаратчики, машинисты установок и машин
  • Неквалифицированные рабочие

Всего их в России 27,8 млн. человек, или 39% всех занятых в экономике13. Это самая нижняя планка наших исследований, численность классического рабочего класса. В это число совершенно не вошли «специалисты со средним уровнем квалификации» и «специалисты с высшим уровнем квалификации». К счастью, у Росстата можно найти таблицы (например, табл. 2.34 в издании «Экономическая активность населения России» за 2014 год) где эти две категории расписаны более конкретно. Из них нас интересуют, в первую очередь:

  • Специалисты среднего уровня квалификации физических и инженерных направлений деятельности
  • Специалисты среднего уровня квалификации и вспомогательный персонал естественных наук и здравоохранения
  • Специалисты среднего уровня квалификации в сфере образования

Коих всего 6,2 миллиона человек. Из специалистов высшего уровня квалификации

  • Специалисты высшего уровня квалификации в области естественных и технических наук
  • Специалисты высшего уровня квалификации в области биологических, сельскохозяйственных наук и здравоохранения
  • Специалисты высшего уровня квалификации в области образования

И всего их в России 7,8 миллиона человек. Итого получается еще 13,9 млн. человек, которых можно отнести к людям, занимающимся производительным трудом. Добавив их к 27,8 миллионам рабочих, мы получим 41,7 миллион человек, или 58,6% всех занятых в экономике. Разумеется, в эту общую цифру входят некоторые менеджеры бюрократы от образования, здравоохранения и естественных наук (но не высшие руководители – их ОКЗ считает отдельно), но все равно цифра получается внушительная.

Итак, приблизительная численность людей, занимающихся производительным трудом по найму в коллективе, составляет приблизительно 41,8 миллион человек, т.е. 58,6% процентов всех занятых в экономике на 2013-2014 годы.

Эту картину, конечно же, требуется освежить - ведь общество не стоит на месте. Поэтому данные Росстата 2013-2014 годов мы сравним с аналогичными работами за 2016-2017 годы14.

Согласно этим данным за три года доля занятых в том, что мы считаем производительными отраслями экономики, формально упала с 61% в 2013 году до 58,6% в 2016 году. Это может быть вызвано как реальным сокращением занятости в них, так и изменением методики подсчета за последние пять лет (Росстат как раз в это время переходил с ОКВЭД на ОКВЭД2), поскольку подобные вещи всегда вызывают резкие и внезапные смещения в статистике. Число занятых в обрабатывающих производствах сократилось аж на 250 тысяч человек. Количество людей, работающих на частные компании выросло, а на государство - сократилось.

В «специалистах высшего уровня квалификации», выкинув из общих 17,2 миллионов всех «специалистов в области бизнеса» и «специалистов в области права, гуманитарных наук и культуры» получаем 9,9 миллионов - это чуть больше половины. В «специалистах среднего уровня квалификации» после исключения из общих 9,4 миллионов тех же менеджеров и юристов остается 5,3 миллионов. Квалифицированных и неквалифицированных рабочих в сельском хозяйстве и промышленности насчитывается примерно 26 миллионов, если вычесть из них домашнюю прислугу и прочие непроизводительные профессии, представителей которых Росстат относит к «неквалифицированным рабочим»15.

Итого занятых производительным трудом получается приблизительно 41,3 миллиона, т.е. примерно 57% всех работающих. Все еще больше половины, хотя и меньше, чем те 58,6%, которые получались в 2013-2015 годах - возможно из-за изменения методов сбора статистики, возможно из-за сокращения занятости в промышленности, а возможно из-за присоединения Крыма, где существенная часть населения занята в туристической и сельскохозяйственной отраслях. Желающие могут повторить наши исследования на еще более свежих данных 2018 года.

Трудящееся большинство и трудовые резервы

Из имеющихся данных мы можем заключить, что Россия еще не стала ни страной ненужных людей, ни постиндустриальным лежбищем «креативного класса», несмотря на все старания разнообразных реформаторов.

Среди работающего населения России нас действительно большинство

Людям, чья работа так или иначе обеспечивает функционирование общества, куда проще взять свою судьбу в свои руки, чем тем, от кого на самом деле ничего не зависит.

Хотя из приведенных данных и кажется, что людей, занимающихся разнообразным непроизводительным трудом, довольно много, ситуация с ними сложнее, чем можно подумать на первый взгляд. Настоящих наемников правящего класса, которые будут готовы бороться до последнего за сохранение своего привилегированного положения, среди них относительно немного. За последние 25 с лишним лет множество людей ушло в мелкую оптовую и розничную торговлю просто для того, чтобы выжить, а вовсе не из-за того, что им сильно хотелось выбиться в бизнесмены или они ощутили свое призвание в умении купить подешевле и продать подороже. Точно так же, люди идут работать «офисным планктоном» не от большой любви к перекладыванию бумажек, а оттого, что более осмысленного, производительного труда им либо не предлагают вовсе, либо платят за него такие деньги, на которые невозможно даже существовать одному человеку, не то что содержать семью.

Можно смело ожидать, что многие из этих людей, страдающих от бессмысленности своей текущей профессии16, охотно перейдут к общественно полезному, производительному труду в ходе кардинального переустройства общества. Помимо того, что этот шаг даст осмысленное существование миллионам людей, он также позволит быстрее справиться с экономическими проблемами переходного периода, поскольку в производительные отрасли экономики вольется большое число новых работников.

Эти значительные трудовые резервы сейчас бездарно растрачиваются нынешней системой на прислуживание привилегированному меньшинству, перераспределение выжатых из трудящегося большинства средств и просто бессмысленные действия Как, например, в случае с государственным аппаратом, где одним распоряжением можно увеличить объем работы учреждения в несколько раз, при тех же результатах, и таким образом создать неограниченное число рабочих мест, обычно низкооплачиваемых.. Есть основания полагать17, что рациональное использование этих трудовых резервов сыграет значительную роль в строительстве нового общества.


1 См. например Herod, Andrew - Labor, 2017

2 Особенно они любят рассуждать о том, как всех заменят роботами.

3 Как, например, в этой статье на «Рабкоре», где от вполне реалистичного описания деиндустриализации в 90-е автор приходит к абсурдной мысли о том, что остатки промышленных рабочих нынче «устроились лучше», чем многие другие категории трудящихся, и потому ни в каких изменениях не заинтересованы.

4 Об этом говорят зачастую совершенно разные люди.

5 С прикладными естественнонаучными исследованиями, в общем-то, все сразу понятно - плоды их исследований позволяют экономить труд, по-новому воздействовать на окружающий мир и всячески улучшать жизнь людей. Что же до фундаментальных исследований, то без них в долгосрочной перспективе невозможно дальнейшее развитие прикладной науки и техники. Поэтому, труд ученых как минимум в этих областях следует признавать производительным трудом.

6 «Труд и занятость в России» за 2013 и 2015 годы, «Экономическая активность населения России» за 2014. Обе публикации доступны на сайте ГКС РФ.

7 Общее кол-во занятых в РФ в «Труд и занятость в России» за 2013

8 Общую пропорцию занятых в позднем СССР можно увидеть, например, в этом статистическом сборнике, на стр.9.

9 «Экономическая активность населения России» за 2014, т.2.22 стр. 51 «ЧИСЛЕННОСТЬ ЗАНЯТЫХ В ЭКОНОМИКЕ ПО ВИДАМ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ»

10 Там же, категория «Оптовая и розничная торговля»

11 «Экономическая активность населения России» за 2014, т.2.29 стр. 63 «ЧИСЛЕННОСТЬ ЗАНЯТЫХ В ЭКОНОМИКЕ ПО МЕСТУ ОСНОВНОЙ РАБОТЫ И ВИДАМ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ»

12 «Экономическая активность населения России» за 2014, т.2.31 стр. 67 «ЧИСЛЕННОСТЬ ЗАНЯТЫХ В ЭКОНОМИКЕ ПО СТАТУСУ И ВИДАМ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ»

13 «Экономическая активность населения России» за 2014, т.2.33 стр. 70 «ЧИСЛЕННОСТЬ ЗАНЯТЫХ В ЭКОНОМИКЕ ПО ГРУППАМ ЗАНЯТИЙ»

14 «Труд и занятость в России» и «Рабочая сила, занятость и безработица в России» за 2017 и 2016 годы соответственно, доступны на сайте ГКС РФ.

15 «Рабочая сила, занятость и безработица в России», Госкомстат, 2016, стр. 59 (доступно на сайте ГКС)

16 Это явление в «развитых» странах хорошо исследовал известный антрополог Дэвид Гребер, после того, как его статья о бессмысленных профессиях нашла неожиданный отклик у самых разных людей, и он написал об этом целую книгу. Подробнее см. Graeber D., Bullshit Jobs, 2018.

17 Хороший пример стимуляции промышленности при помощи трудовых резервов можно найти у Роберта Аллана в его работе «От фермы к фабрике» (Allen R. Farm to Factory, 2009).

Опубликовано: 2018.11.24
Богатые нас не спасут
Средства массовой информации любят освещать масштабное жертвование средств богатыми на благотворительные цели. Но в последнее время даже журналистика "развитых" стран начинает задаваться вопросом, действительно ли подачки миллиардеров способны решить фундаментальные проблемы современного общества. Мы собрали ряд таких заметок, в том числе весьма интересную рецензию известного экономиста Джозефа Стиглица на недавно вышедшую книгу по этой тематике, перевели их и снабдили собственным комментарием.
2018.12.02
Власть и работа
Наша жизнь подчинена жёсткому ритму, принуждающему крутиться, как белка в колесе, чтобы просто выжить. Мы часто пеняем на плохие власти, которые не думают о народе, но в них ли дело? Сегодня мы поговорим о том, кто на самом деле заставляет нас так жить, какие цели преследует, и как это связано с нашей работой.
2018.09.06
Капитализм и разрушение планеты
К 50-летнему юбилею Римского клуба его сопредседатели Эрнст Вайцзеккер и Андерс Вийкман вместе с 35 другими специалистами выпустили большой доклад, посвященный текущему кризисному состоянию нашей планеты и способам преодоления этого кризиса. Данный доклад привлек наше внимание тем, что его авторы открыто и прямо называют современную социально-экономическую систему основной причиной продолжающегося разрушения человеческой среды обитания, а также недостаточности предпринимаемых по этому поводу мер. Поэтому мы решили перевести несколько отрывков из этого доклада, снабдив их своими комментариями.
2018.07.16
Второе предупреждение ученых человечеству
В конце прошлого года более пятнадцати тысяч учёных поставили свои подписи под вторым по счету предупреждением человечеству о грозящем ему глобальном экологическом кризисе, подкрепленным современными данными. Представляем наш перевод данного публичного обращения, снабженный некоторыми собственными дополнениями и комментариями по этому вопросу.
2018.02.21
Кому выгодно? #18.01
Первый материал новой рубрики «Кому выгодно?»: конец «социального государства» Великобритании и почему Лондон - не Британия, как можно дважды заработать на смерти 71 человека, о роботах управляющих людьми во имя сверхдоходов Джефа Безоса, и о том как высшая власть России спешит спасать «честные заработки» российских олигархов.
2018.01.28
Динамическое планирование. Обзор
Экономика будущего, нацеленная на удовлетворение нужд большинства людей, потребует качественно новой системы управления производством и распределением. Данная статья посвящена краткому обзору того, как должна выглядеть такая система в общих чертах, почему мы считаем, что она возможна и необходима, и какие предпосылки к ее формированию и существованию можно обнаружить уже сейчас.
2017.12.30
Как рынок убивает антибиотики
О надвигающемся кризисе антибиотиков уже говорят открыто во многих странах мира. Усиливающаяся устойчивость болезнетворных бактерий вместе с недостаточными масштабами разработки новых лекарств грозят вернуть человечество на сто лет назад, в мир, где заболевания, которые сегодня кажутся несерьезными, могли привести к смертельному исходу. Но чем вызвана эта угроза, и почему, несмотря на постоянные разговоры о ней, успешные меры противодействия встречаются так редко? Мы провели обзор англоязычной прессы на эту тему, и оказалось, что ответ неожиданно прост: потому, что рыть себе могилу и игнорировать надвигающийся кризис нынешней экономической системе оказывается выгоднее.
2017.11.20