Власть официальная

Образцово-показательное пощупывание продукции Рязанского кожевенного завода

Власть... С чем ассоциируется это слово? Деньги, привилегии, костюмы и галстуки, встречи на «высшем» уровне, бронированные чёрные машины представительского класса, лицемерие, коррупция, враньё и мастерские навыки ухода от неудобных вопросов, постановочные шоу и создание параллельной реальности в СМИ.

Чаще всего, когда говорят о власти, (в России, за рубежом свои аналоги) имеют в виду президента и правительство, Государственную Думу и Совет Федерации, судебную систему. На региональных уровнях все эти органы имеют свои местные приложения - главы краёв или президенты республик, советы областей и районов, местные суды. Это, говоря языком либеральной терминологии, три ветви власти - исполнительная, законодательная и судебная. Исходя из либеральной же идеологии, разделение властей на самостоятельные ветви обеспечивает их взаимный контроль и организует так называемую «систему сдержек и противовесов», совершенно необходимую для свободного и демократического общества.

Сейчас мы не будем вдаваться в подробности работы этой схемы, будто бы нарочно созданной, чтобы запутать мозг обычному человеку, не имеющему парочки дипломов по юриспруденции и политологии. Сейчас мы постараемся вычленить из общества тот его слой, который формально не является властью, но управляет нашей жизнью гораздо более строго и жёстко, нежели все вышеперечисленные органы и прочие официальные инстанции.

Власть повседневная

Повседневность людей, зарабатывающих на жизнь собственным трудом, состоит из событий гораздо более заурядных, нежели встречи на «высшем» уровне, поездки в лимузинах с охраной, выборы, произнесение пафосных речей и позирование перед камерами. Наша жизнь выглядит куда проще, и основные её черты являются общими для большинства из нас. И именно они, каким бы странным это ни казалось на первый взгляд, управляются и определяются вовсе не нашей волей, а той самой «неформальной» властью, которая распоряжается нами гораздо больше, чем все политики и чиновники вместе взятые.

Чтобы разобраться, как это происходит, сперва ответим на вопрос - из чего состоит наша жизнь? Если взять, для примера, среднюю пятидневную рабочую неделю обычного человека, то минимальные затраты времени будут выглядеть примерно так:

  • 35 часов требуется на сон, т.е. по семь часов в сутки. Учёные обычно рекомендуют восемь, но далеко не все способны себе это позволить.
  • 45 часов на работу - восемь часов рабочего времени плюс час обеда. В реальности огромное множество людей работает гораздо дольше, но мы возьмём работу на предприятии, идеально соблюдающем трудовое законодательство.
  • 10 часов часов в дороге на работу и обратно. По часу в каждую сторону, пять дней в неделю. Включим в эти же часы и сборы - упаковать обед, подготовить рабочую одежду если надо, одеться, раздеться и т.п. Хотя многие из нас тратят на одну только дорогу до работы в два а иногда и три раза больше.
  • 5 часов на прочие обязательные нужды - хождение в магазины, приготовление пищи, личную гигиену, уборку жилища и подобное.
  • 25 часов условно свободного времени.

Итого, из 120 часов рабочей пятидневки 35 часов сна необходимы, но при этом не являются активной и сознательной жизнью, потому за вычетом их получаем 85 часов активного жизненного времени. Подавляющая часть которого представляет собой непосредственно работу - 45 часов. Даже если не добавлять к ним 10 часов, уходящих на дорогу, всё равно получается, что на работу мы тратим абсолютное большинство своей активной жизни в течение пяти рабочих дней. И это в варианте, приближённом к идеальному, в реальности же перевес в пользу рабочего времени зачастую оказывается гораздо больше.

Пять дней из семи наша жизнь состоит преимущественно из работы

А кто же управляет нашей жизнью на работе? Кто решает, когда мы идём на работу, и когда у нас выходные? Кто определяет, во сколько нам выйти из дома в будний день, чтобы успеть вовремя? Кто решает, что мы должны работать по 8-10-12-14 часов, а иногда и более? Уж точно не мы сами, это определяется условиями труда в той организации, где мы работаем. Забегая вперёд: мы прекрасно понимаем, что производственная дисциплина необходима, и строгий график во многих случаях является её неотъемлемой частью. Но утверждаться он должен, исходя из общественного запроса на продукцию предприятия и объективной производственной необходимости, а не из желания выколотить из рабочих как можно больше прибыли любой ценой.

Привычное начало и окончание нашего дня

Итак, мы приступаем к работе! Как мы её выполняем, максимально целесообразно, качественно и продумано с профессиональной точки зрения? Часто это не так. Даже если мы любим свою работу, и знаем как её действительно хорошо делать, «сверху» зачастую приходят нелепые указания, отдающие абсурдом, а иногда и вовсе противоречащие друг другу. И мы вынуждены их выполнять, даже если понимаем их бестолковость или невозможность сделать поставленную задачу с приемлемым качеством.

Если нам нужен гарантированный законом отпуск Пока что гарантированный, но наше трудовое законодательство постепенно либерализуется, и ему ещё есть куда «расти». Например в США никто не обязан предоставлять сотруднику отпуск, а аналога нашего Трудового кодекса в законодательстве просто нет., то выбирать мы его можем только в то время, которое будет одобрено «сверху».

Если у нас начинаются проблемы со здоровьем, то мы не можем позволить себе «нормально поболеть», с соблюдением необходимого режима лечения. На работника, периодически уходящего на больничный длиной в неделю или более, руководство смотрит косо и при первой же возможности старается от него избавиться, заменив на того, кто готов болеть на работе. В страхе за своё рабочее место мы вынуждены переносить свою болезнь на ногах, подвергая дополнительному риску своё здоровье, а иногда и здоровье своих коллег.

Можем ли мы нормально питаться в течение рабочей недели - тоже напрямую зависит от работы. Есть ли на работе нормальные условия для приёма пищи, или это каморка без раковины и вентиляции, с одной микроволновкой и холодильником, или нету вообще ничего? Позволяют ли нам в принципе потратить час на обед, или настоятельно советуют экономить на обеденном времени в угоду рабочему? Если же нет возможности приносить еду из дома, или ходить в заведения общепита (например при работе вахтенным методом), то наш рацион и вовсе целиком зависит от милости администрации предприятия.

А есть ли вообще работа там, где мы родились и прописаны? Миллионы жителей нашей страны вынуждены покидать свои родные дома, друзей и близких, и вливаться в массовую волну трудовых мигрантов, переезжая жить в большие города и их пригороды Тут стоит отметить, что Россия не является в этом отношении чем-то особенным, из-за того что якобы «у нас всё разворовали, а вот у них там, за границей!..» - подобная ситуация характерна для всего мира, вот пример из Великобритании, в либеральной среде являющейся образцом государственного устройства.. Получается, что наше место жительства часто определяется работой, а вместе с ним и важные социальные связи - друзья и близкие люди.

Наши жилищные условия, то, как мы живём дома, и вообще есть ли у нас этот дом, тоже напрямую зависит от нашей работы - достаточно ли нам платят, чтобы мы могли себе позволить приобрести или арендовать качественное жильё, или хотя бы сделать достойный ремонт в существующем?

Наш досуг, личные отношения, семья - также напрямую связаны с нашей работой. От того, сколько она длится, насколько выматывает и сколько оставляет свободного времени, отправляют ли нас в длительные командировки, есть ли у нас вообще деньги на какой-либо досуг, на создание семьи и воспитание детей.

Работа почти полностью управляет нашей жизнью в рабочее время, а во многом и за его пределами

Общей чертой во всех перечисленных примерах является наше практически полное бесправие в отношении принятия решений, касающихся нашей жизни. В лучшем и редком случае, наше мнение выслушают и возможно учтут. В худшем, и наиболее распространённом - придётся молча делать так, как сказано. Цена непослушания - увольнение с лишением средств к существованию.

Но постойте, скажет критически настроенный читатель, ведь мы вступаем в договорные отношения с организацией, которой продаём свой труд, так что тут всё по честному! Мы отдаём организации свой труд и своё время, а получаем заработную плату. Если что-то не нравится, то всегда можно уволиться.

Действительно, можно и уволиться На самом деле это действительно возможно не всегда, чему в пример бесправные рабочие-гастарбайтеры, у которых отнимают документы и фактически на время обращают в рабство при попустительстве «правоохранительных» органов., но что дальше? Если на рынке труда есть дефицит кадров нашей профессии, то нам крупно повезло, и возможно удастся найти работу на лучших условиях. Но даже в этом случае мы всё равно меняем один набор ограничений, составленный без учёта нашего мнения, на другой. Однако, такое бывает редко, чаще всего поиск работы - это мероприятие с высоким риском оказаться в дураках.

У нас нет настоящего выбора - жить по принуждению, или без него,

Чтобы иметь средства к существованию, мы вынуждены подчиняться чужой воле

А значит, мы находимся в чьей-то власти, поскольку власть и есть возможность подчянить себе других, вопреки их собственной воле. Эта повседневная, в прямом смысле будничная власть настолько полно и глубоко пронизывает общество, что мы не замечаем её. Мы настолько к ней привыкли, что считаем будто бы самостоятельно принимаем все важные решения касающиеся нашей жизни. Но это иллюзия, что очень просто доказать.

Например, попробуйте договориться с руководством своей организации о расширении штата сотрудников без сокращения заработной платы каждому отдельному работнику, чтобы работники меньше уставали и потому трудились более качественно. Или о повышении заработной платы, чтобы сотрудники были более мотивированы к работе. Или поговорите о приведении рабочих мест в соответствие нормам трудового законодательства (они нарушаются решительно везде, исключая возможно самые элитные профессии, да и то с оговорками) чтобы повысить производительность труда работников, снизить утомляемость и заболеваемость. Ну или хотя бы попросите платить заработную плату на 100% «по-белому», без так называемой «премиальной части», используемой чтобы штрафовать неугодных сотрудников. На вопрос «где взять на это деньги?» предлагайте урезать заработные платы топ-менеджмента, отменить им ежеквартальные и ежегодные премии и «золотые парашюты» при увольнении. Ведь мы знаем, что они совершенно точно не пухнут с голоду, в производстве лично не участвуют (хорошо, если вообще хоть что-то в нём понимают), а потому могут и поделиться.

Представили себе реакцию руководства? Хорошо, если после этого вас не уволят, решив, что вы пытаетесь создать независимый профсоюз. А ведь все перечисленные, как и многие другие подобные вопросы, непосредственно влияют на нашу жизнь - какое жильё мы можем себе позволить, едим ли мы нормальную пищу, или вредные для здоровья суррогаты, как часто болеем, сколько свободного времени и сил остаётся у нас для своей личной жизни за пределами работы и многое другое.

Большая часть нашей активной жизни находится в чужой власти, диктующей, что нам делать, что можно говорить, а что нельзя, что мы можем себе позволить, а что нет

Но кто же каждый день осуществляет свою власть над нами?

По первой можно подумать, что речь идёт о наших непосредственных руководителях, руководителях над ними, и так вплоть до генерального директора и прочего топ-менеджмента. Ведь именно они контролируют нашу работу, определяют наш график, заработную плату и прочие условия труда. Если развивать эту мысль, то можно сделать вывод, что для улучшения нашей жизни нужно просто сменить плохих руководителей на хороших. Можно заметить, что именно это и пытаются вбить всем в головы идейные сторонники либерализма, но в более глобальном масштабе - достаточно сменить плохого царя на хорошего, и жизнь наладится! Примерно так же, как она «наладилась» на (в?) Украине, в Грузии, Ливии, Египте и множестве других стран где произошли либеральные и окололиберальные государственные перевороты. Но это ложный путь.

Свободы воли в действиях руководителей нижнего, а иногда и среднего звена, часто не больше, чем в действиях людей, чьей работой они управляют. Они такие же наёмные сотрудники, как и их подчинённые, и потому любое несогласие с требованиями верхов может караться штрафом или увольнением. Единственное значимое отличие такого руководителя от обычного работника заключается в том, что он является проводником чужой воли, передаточным звеном в производственной иерархии. То есть, он не столько сам управляет, сколько управляют через него. Но кто и зачем?

Власть классовая

Здесь следует вспомнить, что мы стали бесправными, контролируемыми чужой волей объектами после того, как устроились на работу. И повседневная власть берёт своё начало именно в нашей работе и неразрывно с ней связана.

Чем является наша работа с экономической точки зрения? Для нас, наёмных работников, она является основным и чаще всего единственным источником средств к существованию. На работе мы обмениваем свой труд на деньги. То есть, мы продаём своё личное время, свои силы, навыки, знания и свободу воли.

Продавая свой труд, мы участвуем в сделке купли-продажи со второй стороной, приобретающей его, и тем самым получающей право власти над нами

Не нужно быть учёным и штудировать тонны научной литературы, чтобы узнать, кем является вторая сторона сделки, ежедневно управляющая нашей жизнью. Достаточно взять в руки свой трудовой договор Конечно, может оказаться, что трудового договора нет на руках, или нет вовсе. Что же... Тем ярче пример отношения к нам как к бесправному расходному материалу, в этом случае совершенно не имеющему никаких, даже чисто формально закреплённых, прав. и прочитать его первое предложение. Обычно там располагается наименование какого-нибудь ООО или АО, заключающего договор с работником. Все мы слышали расшифровки этих аббревиатур, но возможно не все задумывались о том, что на самом деле маскируется под формулировкой «акционерное общество». Суть акционерного общества отлично соответствует его названию - это общество акционеров. В свою очередь акционеры - это держатели акций, являющихся подтверждением права собственности на конкретное предприятие - его помещения, производственные мощности и используемые технологические процессы. Общество с ограниченной ответственностью (ООО) отличается от АО в основном некоторыми особенностями взаимодействия собственников предприятия, именуемых в таком случае учредителями.

Единственной по-настоящему важной задачей подобных обществ является получение прибыли (дивидендов) входящими в него собственниками - акционерами или учредителями. Остальное, то, что любят писать в разделе «Миссия компании», или рассказывать на пресс-конференциях - всего лишь рекламная шелуха, нужная для размягчения мозгов потребителей, нематериальной стимуляции труда работников Т.е. способ заставить нас больше работать, не повышая зарплату и не улучшая условия труда. и склонения на свою сторону государственных чиновников и общественного мнения. Всё это второстепенно, и служит всё той же задаче повышения прибыли компании, т.е. наполнения карманов собственников.

Получается, что в переводе на человеческий язык первая строка трудового договора читается как заключение сделки по продаже нашего труда владельцам предприятия, на котором мы будем работать. Потому,

Именно собственники того предприятия, где мы работаем, обладают властью над нами

Все управленцы, начиная от самого низового бригадира или руководителя отдела и заканчивая генеральным директором, это лишь передаточные звенья, чья свобода воли жёстко ограничена решениями собственников предприятия и необходимостью приносить им прибыль, выжимаемую из нашего труда. При этом совершенно не важно, какая у этих собственников национальность и страна проживания. Неважно, какие у них вероисповедание, пол и возраст, личные пристрастия и внешность, не важна даже личность отдельно взятого собственника. Важно то, что если для нас предприятие, на котором мы работаем, это средство прокорма себя и своей семьи собственным трудом, то для них это же предприятие - средство приумножать собственное богатство и капитал за счёт чужого труда.

И ни один из них, включая самых меценатствующих благотворителей, не собирается давать нам гарантий постоянного трудоустройства, или хотя бы того, что со своей зарплаты мы всегда сможем покрыть как минимум первоочередные расходы. Сколько бы мы ни пытались улучшить собственное положение сменой работы, места жительства или повышением квалификации, ситуация остаётся прежней - наша жизнь по-прежнему зависит от благосклонности собственников той организации, где мы работаем. То есть, дело явно не в отдельных личностях, организации, или даже целой транснациональной корпорации. Нравится нам это или нет, но приходится признать что

Нами управляет класс собственников капитала

Каждый из представителей которого хорошо осознаёт свой классовый интерес - любым способом наращивать собственный капитал, иначе его бизнес ждёт разорение из-за действий более проворных собственников-конкурентов. В этой борьбе между собственниками мы, наёмные работники, всего лишь расходный материал, который по истечении срока службы просто выбрасывают. В современной корпоративной культуре нас даже называют соответствующим образом - «human resources», т.е. «людские ресурсы», определяя наше место где-то между сырьём и производственным оборудованием. Причём оборудование для собственников важнее, в случае его поломки случится простой производства, а ремонт или приобретение нового стоит заметных денег, и всё это ведёт к снижению прибыли. В случае же «поломки» работника, его замена будет почти бесплатна благодаря существующей очереди безработных.

Джеф Безос смотрит на нас как на... Расходные материалы. Крупнейший собственник планеты с состоянием более $150 млрд. Секрет успеха - умение заставить работников Amazon спать стоя и справлять нужду в бутылки

Возможно, кто-то скажет, что это слишком жёстко звучит и мы сгущаем краски, что на самом деле всё не так плохо. Так действительно можно подумать под напором пропаганды из СМИ, разглагольствующих о социально-ответственном бизнесе, работе всей системы на общее благо и благотворительности отдельных собственников. Но практика показывает иное - на фоне постоянного роста богатства избранных Если используете Tor, то ссылка на Forbes не откроется, в таком случае можно посмотреть архивированную версию - медленно но надёжно. происходит ухудшение положения наёмных рабочих во всём мире, включая «развитые» страны. Например, пытаться игнорировать обострение болезни из-за страха потерять собственное рабочее место и в итоге умереть на работе можно не только где-нибудь в странах «третьего мира», но и в одном из лидеров мировой экономики - Великобритании. Невозможность полноценного отдыха и страх получить «штрафные очки» и вылететь с работы вынуждает работников спать стоя и справлять малую нужду в пластиковые бутылки или мусорные баки не где-нибудь на китайских или индусских потогонках, а в странах лидерах «первого мира» - США, Германии и всё той же Великобритании. Поджечь себя, прилюдно вскрыть себе вены на проходной или забить до смерти своего прораба из-за невыплаты зарплаты, расстрелять уволившего тебя начальника и полицейского и самому пасть от ответного огня, это не хроники «лихих 90-х» или фантазии сценариста социальной драмы, а результат доведения работников до крайней степени отчаяния в современной России.

Разумеется, это только самые яркие случаи, и только та часть из них, что просочилась в СМИ, которые также принадлежат классу собственников капитала, и потому отражают не действительное положение дел в стране и мире, а то, что выгодно их хозяевам, или хотя бы не повлечёт для них ощутимого урона.

Классовая власть гораздо более жестка и проводит в жизнь свои решения гораздо стремительнее, нежели власть официальная, политическая. Собственники чаще всего даже формально не обязаны отчитываться, почему они решили закрыть какое-либо производство и уволить сотрудников, лишив их средств к существованию. Они не отчитываются перед нами, когда повышают производственные нормы или увольняют часть штата, заставляя оставшихся больше вкалывать за те же деньги. Им совершенно не интересно, что дальше будет с уволенными, или с работниками, чья съеденная инфляцией зарплата перестала покрывать даже минимальные нужды. В отличие от государственной власти, они не несут даже формальных обязательств по отношению к лишённым работы людям, а свою главную обязанность перед действующими работниками они стараются всячески приуменьшить, по возможности не повышая нам зарплату или задерживая её насколько это возможно.

С этой точки зрения становится интересным вопрос о взаимоотношении классовой власти, принадлежащей собственникам, и власти официальной, принадлежащей государственному аппарату. Согласно либеральным теориям, на основании коих сегодня строятся общественные отношения, государственная власть должна в равной степени представлять и защищать интересы всех слоёв общества, будь то наёмный работник, собственник капитала, инвалид, безработный, ребёнок, или пенсионер. Звучит прекрасно, хотя, конечно же, является ложью. Что в глобальном масштабе наглядно демонстрируется постоянным ростом богатства ничтожной горстки крупнейших собственников, и ростом неблагоустроенности всех остальных на планете. А официальная государственная власть, которая как бы стоит над всеми и как бы должна действовать в интересах «всего общества», только разводит руками и без устали лопочет о том, что иначе никак нельзя.

Ситуация в современной России отлично укладывается в общемировую канву, что наглядно демонстрируют недавние события. Пенсионную реформу анонсировали в мае На фоне публикации Bloomberg, рассказывающей о потрясающих успехах крупнейших российских собственников, за последние 6 лет добавивших к своему состоянию $29,5 млрд. полностью окупивших потери от санкций с 2014 года. Несложно догадаться, за чей счёт..., что вызвало падение рейтинга и доверия к власти, рост недовольства ею и повышение тревожности в обществе, о чём власти прекрасно знают. И тем не менее, всё, что удалось добиться от властей к августу, приводя разнообразные доводы против реформы, это её так называемое смягчение, объявленное по шаблону «сделай сперва очень плохо, а потом просто плохо, и все успокоятся». В то же время, явно выпущенное для отвлечения внимания предложение об изъятии «сверхдоходов» у собственников металлургических компаний всего лишь через неделю (!) получило дружный отрицательный отзыв у нескольких министерств. Сложно придумать более яркий пример, демонстрирующий, что

Государственная власть в классовом обществе всегда и везде действует в интересах господствующего класса

Из чего следуют два вывода:

  1. Официальная власть - вовсе не беспристрастный арбитр, стоящий на страже интереса всего общества. Она находится в подчинённом положении у всего класса собственников капитала, прежде всего у крупнейших его представителей.
  2. Не стоит пытаться противопоставлять «хорошую» государственную власть, якобы радеющую за благо народа, «плохим» олигархам/либералам, этот народ обирающим. Задача государственной власти - организовать стабильную систему для собственников, обеспечив им комфортные условия для обогащения нашим трудом. Чем и объясняются редкие репрессии в отношении наиболее зарвавшихся дельцов, ставящих под угрозу стабильность системы и благополучие всего класса.

Однако, сам вопрос отношений власти и господствующего класса представляет собой отдельную тему и рассматривается в материалах «Государство в истории» и «Классы и интересы». Сейчас же мы должны поговорить о тех людях, что не являются собственниками капиталов, но назвать их людьми, зарабатывающими на жизнь собственным трудом, тоже далеко не всегда возможно - об управленцах на производстве.

Классовая власть и руководители

Выше мы уже говорили о том, что все руководители от мала до велика являются лишь передаточным механизмом, доносящим до конечных исполнителей волю собственников на каждом конкретном предприятии. Но будет совершенно неверно грести всех под одну гребёнку и приравнивать низового руководителя, вкалывающего на производстве, возможно, не меньше своих подчинённых, к топ-менеджеру того же предприятия.

Изменились орудия, но надзиратели остались

Прежде всего, руководителей высшего, а часто и среднего звена от всех остальных отличает их роль в производстве. Если руководители нижнего звена лично организуют производственный процесс, своими руками и умом участвуют в создании конечного продукта, то среднее звено и топ-менеджмент выполняют в основном контрольно-распорядительские функции и чем «выше», тем больше отходят от производства, даже если ранее в нём активно участвовали. Их основная задача - заставить конечных исполнителей трудиться как можно больше во имя повышения прибыли предприятия.

Чтобы менеджерам было приятнее заставлять нас вкалывать изо всех сил, собственники предприятия бросают им дополнительные кости с ошметками мяса материальные стимулы. Такие, как премия по итогам отчётного периода (квартала, года), размер и наличие которой зависит от того, насколько сильно управленец смог «оптимизировать» производство. Т.е. повысить выпуск продукции без повышения затрат, или смог снизить расходы, сохранив объёмы производства. Сэкономил - считай, что заработал, как говорят менеджеры. Чем больше менеджер «оптимизировал», тем больше шансов, что он получит весомую премию. Практика показывает, что работники и их оклады стоят одними из первых в списке типичных менеджерских оптимизаций. В их языке есть даже специальная фраза, они говорят - «будем резать ФОТ» (фонд оплаты труда), стыдливо прикрывая этим смысл сказанного: будем штрафовать и отменять премии, переводить на более низкооплачиваемые должности и увольнять.

В дополнение к предыдущим пунктам, высший руководящий состав предприятия является материально-ответственными лицами (статьи 277 и 243 ТК РФ). Это значит, что если производственным мощностям и иным ценностям собственников предприятия будет нанесён ущерб по вине неудачного решения менеджера, то с него может быть взыскано возмещение в полном размере. Несложно догадаться, что в таком случае у топ-менеджмента будет высок соблазн списать всю вину на конечных исполнителей, приводя к классической ситуации «виноватого стрелочника».

Перечисленные особенности работы среднего и высшего руководящего состава автоматически противопоставляют их всему остальному трудовому коллективу, создавая ситуацию, когда благо для работников (например, достойная зарплата) является проблемой для руководства, которому необходимо оптимизировать расходы, иначе придётся попрощаться с премией, а то и вовсе потерять своё рабочее место. Конечно же, ни один нормальный топ-менеджер не поступится своим доходом и рабочим местом во имя благополучия простых работников - система устроена так, что люди с иными личными качествами принципиально не могут попасть на подобные должности.

Складывается ситуация, в которой люди, формально не принадлежащие к классу собственников Хотя частенько случается что топ-менеджерам подкидывают ещё и кусочек филе немного акций компании, для дополнительной заинтересованности. выступают целиком на их позициях, и за сохранение собственного привилегированного положения готовы приводить в жизнь самые грязные решения своих хозяев, зачастую без проблем поступаясь как формальными законами, так и основными принципами морали.

Высшее руководство без исключения является наёмником класса собственников

В некоторых ситуациях они, возможно, даже более опасный для нас противник, чем сами собственники - в отсутствие права собственности на средства производства страх лишиться большого оклада, а с ним и всех своих привилегий, особенно силён и порождает жёсткость и неприязнь по отношению к простым работникам.

Всё вышесказанное относилось как к топ-менеджменту, т.е. разного рода директорам и президентам компаний, так во многом и к среднему управляющему звену, такому, как начальники крупных цехов, руководители департаментов и другие подобные должности, подразумевающие руководство структурными единицами предприятия, а не конечными исполнителям. С низовыми управленцами, вроде бригадиров и руководителей отделов, дело обстоит несколько сложнее.

Сама их роль в производстве гораздо более противоречива. С одной стороны, она включает в себя обязанность организовать выполнение поставленных задач непосредственными исполнителями, т.е. по сути - обеспечивать исполнение приказов собственников производства независимо от мнения работников и своего собственного. Это роднит их с вышестоящим руководством. Но с другой стороны - часто они сами являются непосредственным исполнителем этих приказов, и личным трудом участвуют в производственном процессе не меньше своих подчинённых. Что безусловно приближает их к простым работникам.

Другим важным отличием низовых руководителей от вышестоящих менеджеров обычно является их трудовой договор, в котором нет каких-либо особых условий, значимо отличающих их от простых работников. Например, там может не быть дополнительных премий по результатам отчётного периода, как и самого понятия отчётного периода. Нет «золотых парашютов» в виде миллионных выплат в случае увольнения, как и полной материальной ответственности за свои действия. Обычно их трудовой договор отличается от договора рядового работника только дополнительной обязанностью по управлению структурным подразделением предприятия, и несколько более высоким окладом.

Перечисленные противоречия в производственной роли низового руководителя дают ему гораздо больше возможностей сделать осознанный моральный выбор, чью сторону занять в этих обстоятельствах. Сторону вышестоящего руководства, т.е. по сути собственников предприятия, паразитирующих на нашем труде. Или же сторону своих подчинённых - простых работников, с которыми он проводит огромную часть своей жизни, делает одно и то же дело и сталкивается с такими же, как у них, проблемами и заботами.

Конечно, выбрать сторону боссов гораздо проще - ведь у них сила и настоящая власть над нашей жизнью. Гораздо проще молча соглашаться с любыми указаниями и ужесточениями требований от высшего руководства и продавливать их в своих подчинённых Вот отличный пример общения такого руководителя со своими подчинёнными. Его послушать, так работники сами во всём виноваты и вообще им и так слишком много платят, а кому что не нравится - так могут сваливать. Мы не можем установить подлинность этого диалога, но начальник цеха в нём является совершенно типовым персонажем, выслуживающимся перед большими боссами ценой ущемления интересов своих подчинённых, и мы в своём личном опыте встречали подобных не раз. Как наверняка и каждый, кто имеет хотя бы несколько лет трудового стажа., нежели попробовать дать мотивированный ответ, почему этого делать не стоит, и защитить интересы своего трудового коллектива. Да и оправдания тому, чтобы прогнуться под высокое руководство, всегда находятся. Всегда можно успокоить себя мыслями вроде: «если буду спорить, то глядишь уволят, но не так-то просто найти работу - безработица кругом, а у меня же дети и ипотеку надо платить, к тому же здоровье шалит, да и поездка в Турцию/Египет следующим летом тогда точно накроется.» Гнилые оправдания! У всех бывают дети, у всех проблемы с жильём и здоровьем, всем хочется отдыхать где-нибудь за пределами ближайшего пригорода или своих шести соток! Единственное настоящее объяснение поведения таких управленцев - обычный страх перед заведомо более сильной стороной, перед классовой властью в лице топ-менеджмента и собственников.

Выслуживаясь перед большим начальством и собственниками даже не за деньги, а просто из личной трусости, такие люди являются даже не наёмниками. Они заурядные предатели интересов всего класса трудящихся людей

Будучи уверенными, что действуют исключительно ради сугубо личного блага, они также подставляют и самих себя - лишь ничтожная часть из них сможет выслужиться хотя бы до уровня средних управленцев. Большая же часть разделит судьбу тех, кем они помыкали в интересах собственников производства - рано или поздно ухудшение условий труда, сокращение зарплаты, штрафы или даже увольнение коснётся и их, а значит, и их семей и всего того, чем они так сильно дорожат.

Но не все низовые руководители являются трусливыми предателями. Есть среди них и люди, понимающие общность интересов со своим трудовым коллективом, искренне пытающиеся как можно лучшим образом организовать производство и обеспечить работников хорошими условиями труда и зарплатой. Такие руководители готовы спорить с большими боссами, несмотря на риск потерять неплохую зарплату и работу. Наиболее решительные и принципиальные из них готовы первыми пойти под нож «резальщиков ФОТ» и унести с собой ценные навыки и знание производственного процесса, чтобы потом эффективные собственники и их прислужники менеджеры сами решали возникшие в ходе их «оптимизаций» проблемы производственного цикла.

Пока мы не можем назвать таких руководителей сознательными борцами за интересы своего класса, потому что сейчас как в России, так и во всём мире в среде наёмных сотрудников слабо развито понимание общности собственных классовых интересов. Но мы отдаём дань уважения людям, которым хватает смелости зачастую в одиночку бороться за благо других, с явно превосходящими силами классового противника. Пока превосходящими, потому что повсеместно ухудшающееся положение трудящихся людей уже меняет ситуацию с осознанием нашим классом собственных интересов, что в будущем неизбежно изменит и общий расклад сил.

Необходимость альтернативы

Для нас очевидна необходимость альтернативы существующему положению дел: жить так, как мы сейчас живём, просто нельзя.

Нельзя нормально жить и развиваться как человек, если наша жизнь состоит из вкалывания на благо паразитов, занятых только лишь выжиманием прибыли из нашего труда, и разборками с другими паразитами за право выжимать прибыль из нас.

Нельзя спокойно жить и планировать своё будущее и будущее своих детей в системе, способной в любой момент лишить тебя и твою семью средств к существованию просто потому, что «эффективные собственники» снова где-то просчитались и устроили очередной экономический кризис, за который должны платить мы, теряя работу или зарплату из-за скачка инфляции.

Невозможно терпеть систему, требующую видеть в каждом конкурента, и старающуюся превратить наиболее выдающихся работников, выдвигаемых на руководящие посты, в эгоистичных наёмных угнетателей своих вчерашних коллег и друзей.

Мы понимаем, что рассмотренная проблема угнетения работающего большинства паразитическим меньшинством является прямым и обязательным следствием рыночного принципа управления экономикой, господствующего сегодня во всём мире Некоторые говорят, что, например, в Китае социализм, который отлично уживается с капитализмом внутри одной страны. Но на деле никаким социализмом там и не пахнет, желающим разобраться в этом вопросе можем рекомендовать соответствующую статью про «Социализм» с китайской спецификой.. И решать эту проблему, не меняя всей системы так же невозможно, как невозможно построить космический корабль на двигателе внутреннего сгорания.

Как могут выглядеть первые шаги перехода к новой экономической системе и строительство новых общественных отношений, рассматривается в нашей Программе. Как можно осуществлять управление экономикой будущего без превращения работников в бесправный расходный материал, изложено в материале «Динамическое планирование. Обзор». Предложение конкретных действий для борьбы за лучшее будущее, к которым можно приступить уже сейчас, можно найти в материале «Сделать шаг», а материал «За гранью дозволенного» пояснит, почему мы считаем этот путь единственно возможным.

Продолжать жить стиснув зубы в призрачной надежде на то, что жизнь сама собой наладится, своей молчаливой покорностью поддерживая существующий порядок вещей, или выбрать сторону борьбы за справедливое и лучшее будущее для большинства? Это свободный выбор каждого трудящегося человека. Это и твой личный выбор.

Каким будет наше будущее зависит от тебя ничуть не меньше, чем от любого из тех, кто сегодня управляет нашими судьбами по собственному произволу. Важно помнить это, важно понимать, что мы сами должны делать то, что нам нужно, не ожидая высочайшего одобрения, похвалы или дозволения. Они не нужны нам, как и те, от кого мы привыкли их ждать. Мы сами - авторы, редакторы и творцы истории нашей жизни.

Опубликовано: 2018.09.07
Капитализм и разрушение планеты
К 50-летнему юбилею Римского клуба его сопредседатели Эрнст Вайцзеккер и Андерс Вийкман вместе с 35 другими специалистами выпустили большой доклад, посвященный текущему кризисному состоянию нашей планеты и способам преодоления этого кризиса. Данный доклад привлек наше внимание тем, что его авторы открыто и прямо называют современную социально-экономическую систему основной причиной продолжающегося разрушения человеческой среды обитания, а также недостаточности предпринимаемых по этому поводу мер. Поэтому мы решили перевести несколько отрывков из этого доклада, снабдив их своими комментариями.
2018.07.16
Второе предупреждение ученых человечеству
В конце прошлого года более пятнадцати тысяч учёных поставили свои подписи под вторым по счету предупреждением человечеству о грозящем ему глобальном экологическом кризисе, подкрепленным современными данными. Представляем наш перевод данного публичного обращения, снабженный некоторыми собственными дополнениями и комментариями по этому вопросу.
2018.02.21
Кому выгодно? #18.01
Первый материал новой рубрики «Кому выгодно?»: конец «социального государства» Великобритании и почему Лондон - не Британия, как можно дважды заработать на смерти 71 человека, о роботах управляющих людьми во имя сверхдоходов Джефа Безоса, и о том как высшая власть России спешит спасать «честные заработки» российских олигархов.
2018.01.28
Динамическое планирование. Обзор
Экономика будущего, нацеленная на удовлетворение нужд большинства людей, потребует качественно новой системы управления производством и распределением. Данная статья посвящена краткому обзору того, как должна выглядеть такая система в общих чертах, почему мы считаем, что она возможна и необходима, и какие предпосылки к ее формированию и существованию можно обнаружить уже сейчас.
2017.12.31
Как рынок убивает антибиотики
О надвигающемся кризисе антибиотиков уже говорят открыто во многих странах мира. Усиливающаяся устойчивость болезнетворных бактерий вместе с недостаточными масштабами разработки новых лекарств грозят вернуть человечество на сто лет назад, в мир, где заболевания, которые сегодня кажутся несерьезными, могли привести к смертельному исходу. Но чем вызвана эта угроза, и почему, несмотря на постоянные разговоры о ней, успешные меры противодействия встречаются так редко? Мы провели обзор англоязычной прессы на эту тему, и оказалось, что ответ неожиданно прост: потому, что рыть себе могилу и игнорировать надвигающийся кризис нынешней экономической системе оказывается выгоднее.
2017.11.20
Россия и революция
Ровно сто лет назад в России произошло событие, повлиявшее на судьбы всего мира - совершилась Октябрьская социалистическая революция. В последние годы в России часто говорят о революции, как с высоких трибун, так и в узком кругу внесистемной оппозиции. Но что думает о революции сам народ России, возможна ли революция в ближайшее время, и что препятствует ей сегодня? Используя результаты социологических исследований, мы постарались ответить на эти и другие вопросы.
2017.11.07
Запрет TOR и VPN. Что делать?
Поправки к российскому закону «Об информации», вступающие в силу с 1 ноября 2017 года, поставят вне закона Tor и другие средствия анонимизации интернет-пользователя. Разбираемся, что это значит на деле, и как обойти блокировку средств, позволяющих обходить другие блокировки.
2017.10.23